16+
Новости:
1 Января 2006 года, 00:00
64 просмотра

Южная Осетия: кто начнет первым?

В террористической активности Южная Осетия обвиняет Грузию, а Грузия — Москву и Цхинвали. Все три стороны предупреждают, угрожают, призывают, а обстановка в конфликтной зоне обостряется с каждым часом.

Южная Осетия уже не раз называла сроки начала войны со стороны Грузии, и каждый раз — разные. Война еще не началась, но, похоже, определенные силы делают все для того, чтобы ускорить процесс. Парламент Южной Осетии поспешил заявить, что «с гибелью Басаева центр терроризма переместился в Тбилиси», и поставил вопрос ребром: «Не пора ли России перейти к решительным действиям по умиротворению новоявленных наследников Басаева и по защите граждан России в Республике Южная Осетия?».

Вопрос провокационный и в некотором роде риторический: Россия уже законодательно оформила право на использование силы на территориях, откуда исходит террористическая угроза и угроза жизни гражданам РФ. А в Южной Осетии, как и в Абхазии, 90% населения — российские граждане. Так что фактически Россия официально зафиксировала свое военное присутствие в мятежных грузинских автономиях. Другое дело, будет ли мировое сообщество считать действия РФ легитимными.

Грузия же заявила, что не имеет отношения к криминальным и политическим разборкам в Южной Осетии, завершившимся гибелью людей, в том числе, секретаря Совбеза непризнанной республики и двух подростков. Последние действия в Цхинвальском регионе Тбилиси считает результатом «коллективного творчества» России и Южной Осетии, конечной целью которого является российская военная интервенция в отношении Грузии.

По данным председателя комитета по обороне и безопасности парламента Грузии Гиви Таргамадзе, Россия уже перебросила в Южную Осетию через Рокский тоннель, который Тбилиси не контролирует, 20 единиц военной техники. Таргамадзе, кроме того заявил, что ФСБ России реализует план масштабных провокаций в конфликтной зоне.

На этом фоне парламент Грузии рассматривает вопрос прекращения мандата российских миротворцев, чему противятся и Москва, и Цхинвали. МИД РФ в очередной раз распространил заявление, в котором подчеркивается, что Россия «не намерена допускать повторения кровопролитных событий» и «использует все доступные средства для надежного выполнения возложенных миротворческих функций в регионе, поддержания мира и безопасности в зоне конфликта, защиты проживающих там российских граждан».

Москва, кроме того, обвинила Тбилиси в наращивании вооруженных сил и военной техники в конфликтной зоне, «в том числе за счет приобретения за рубежом наступательных вооружений».

Словом, обстановка в конфликтной зоне накалилась до такой степени, что шансов на безболезненное разрешение ситуации становится все меньше. Грузия сегодня, в сотый, наверное, раз, заявила, что не поддастся на провокацию, и в вооруженный конфликт не ввяжется. Создается впечатление, что на данном этапе Грузию не устраивает конфронтация с Южной Осетией, а, фактически, с Россией.

Многие грузинские наблюдатели считают, что активность Грузии в вопросе возвращения Южной Осетии и вывода миротворцев подхлестнула Россию на немиролюбивые действия, и она вполне способна на искусственное обострение обстановки. Если, конечно, руководство Грузии не сбавит обороты в ситуации с миротворцами. Однако очевидно и то, что в грузинском политическом спектре присутствуют «ястребы»: они убеждены, что Южную Осетию можно вернуть только силой.

Для более конкретных прогнозов, видимо, необходимо, дождаться очередной встречи Саакашвили-Путин, которая, как ожидается, состоится в ходе неформального саммита глав государств СНГ в Москве 21- 23 июля.

Источник: Росбалт